Эпос "Шарвили". "Песнь о Нибелунгах". "Зигфрид и Кримхильда". "Зигфрид приехал в Вормс". Часть-II

Как я уже писал, германо-скандинавская, лезгинская и кельтская мифологии - поразительно похожи друг на друга. Согласно общепринятому мнению, германо-скандинавская мифология имеет древнюю историю. Она складывалась веками, существовала в устной форме еще задолго до средних веков и даже христианства.
Честь первого строго научного исследования «Нибелунгов» принадлежит К.Лахману. Лахман был приверженцем теории Вольфа в т. н. "гомеровском вопросе". Убежденно считал, что народные песни сами по себе - верх художественности, что их портят и разбавляют водой поздние поэты-собиратели. (Я эту же мысль высказывал еще два года назад относительно лезгинского эпоса "Шарвили").
В вышедшей в 1795 году книге немецкого учёного Ф. А. Вольфа «Пролегомены к Гомеру» были высказаны сомнения относительно авторства Гомера эпических поэм «Илиада» и «Одиссея». Раньше Вольфа обоснованные сомнения высказывали и другие, в числе первых Джамбаттиста Вико, предположивший, что гомеровские поэмы отделены друг от друга столетиями и возникли из отдельных, сложенных народом песен.
О происхождении германо-сканндинавсского эпоса существуют те же предположения. Исследователи считают, что неизвестный средневековый автор эпоса «Песни о Нибелунгах», объединил существовавшие до него мифы и сказания и, по-своему переработав их, и придал им окончательную художественную форму и структуру. Что касается лезгинского эпоса, это уже совсем поздняя история, он собран, записан и хоть как-то систематизирован практически на наших глазах, в середине ХХ века. До этого, разумеется, он существовал в устной форме и передовался из поколения в поколения. Эпос "Шарвили" состоит из разрозненных песен и сказов, не связанных между собой. Есть более длинные и более короткие. Но в некоторых случаях один и тот же миф изложен в нескольких вариантах.
Для меня нет сомнений в том, что некоторым мифам из лезгинского эпоса более трех тысяч лет. Эпос "Шарвили", так же, как, древнейшая сага "Сага о Вёльсунгах" (Сигурд был вельсунгом) характерен тем, что в сюжетах особенно явным образом присутствуют боги (Кас-буба, Один). В связи с этим сложно отделить фактическую основу сюжета от мифологической.
Во всех эпосах, и в германо-скандинавском, и в лезгинском, и в кельтском один и тот же ключевой сюжет. Главный герой, обладает недюжинной силой, любим своим народом, влюбляется в девушку, спасает ее из рук дракона, или "расколдовывают" ее, заколдованную кем-то (в скандинавском варианте-заколдованную одноглазым богом Одином валькирию (Сигрдриву) Брюнхильду спасает бесстрашный Сигурд, добывает (отбирает) клад (казну).  Шарвили также спасает заколдованную девушку, убивает дракона, находит (отбирает) клад, всегда стоит на защите своего народа. У всех героев волшебные кони, все рождены не обычным способом, имеют божественное происхождение, находятся под опекой богов, имеют особенные мечи. Известный немецкий критик, историк литературы и поэт-переводчик XIX века А.В. Шлегель и братья Гримм сопоставляли «Песнь о Нибелунгах» с "Иллиадой"  видя в эпосе порождение народного духа, продукт безымянного коллективного творчества.

А, например, некоторые эпизоды англо-саксонского эпоса "Беовульф" (спуск героя в морскую пучину, сражение с драконом) перекликаются с легендами разных германских народов. Как оказалось, и с лезгинским эпосом тоже. (Шарвили также спускается в морскую пучину). Поэма прославляет языческие добродетели - бесстрашие в бою, верность племени и вождю, беспощадную месть врагам. То же самое мы видим и в эпосе "Шарвили".
Основное содержание «Беовульфа» заключается в сказаниях о победе Беовульфа над страшным чудовищем Гренделем и над опустошавшим страну драконом, к чему прибавлено несколько побочных эпизодов. Во второй части поэмы Беовульф вступает в поединок с драконом, который мстит людям за посягательство на охраняемый им клад.

Я еще два года назад в одной из публикаций здесь высказал предположение, что некоторые сюжеты (мифы) из лезгинского эпоса "Шарвили" связаны с Троянской войной. И какового же было мое удивление, я бы даже сказал, восторг, когда теперь, занимаясь германо-скандинавской мифологией обнаружил, что некоторые известные исследователи эпоса "Песнь о Нибелунгах" также сопоставляют его с троянской войной. Например, в «Песне о Нибелунгах» есть такой персонаж как Хаген, в эпосе фигурирует как "Хаген из Тронье". Тронье отождествляется с мифической Троей. В лезгинском эпосе Троя фигурирует как Тури и (или) Квевар что означает Двухвратный (Скейские и Дарданские врата Трои). В поэме «Вальтарий» IX века Хаген упоминается как «потомок троянского рода». Персонаж неоднозначный по эпосу. Не то злодей, не то добродетель.
 Именно он наводит королей на мысль убить Зигфрида и организует это убийство, коварно выведывает уязвимое место на теле Зигфрида у его жены, и поражает его копьём в спину. В описываемом ниже сюжете из «Песни о Нибелунгах» король Гунтер посылает именно за Хагеном в момент приезда Зигфрида, и Хаген с первого взгляда узнаёт Зигфрида (хотя ранее его не видел) и выдаёт о нём подробную информацию. В «Илиаде» с башни вблизи Скейских ворот  Елена  давала пояснения царю Трои Приаму о знакомых ей героях ахейцах, стоящих под стенами Трои. В 24-й авентюре Хаген предсказывает гибель бургундов в стране гуннов (ср. Кассандра, дочь Приама). Хаген воспитывался у короля гуннов Этцеля. Ахилл воспитывался у Феникса, одного из вождей мирмодинян, царя долопов.

Из гомеровских эпических поэм известно о ходе войны, и отом, что послужило поводом для начала войны. Если сопоставить сюжетные линии и фабулу мифов, то идентичность не вызывает сомнений. Мифы изложенные в эпосе претерпели существенные искажения за тысячалетия, конечно же, но ключевые моменты, которые позволяют довольно безошибочно идентифицировать, сохранились. Например, тема братьев и сестры (Гектор, Парис, их сестра Кассандра)), тема клада (казны) и принадлежности его Кримхильде. Елена Прекрасная была женой царя Спарты Менелая. Парис гостит в Спарте, забирает Елену и прихватив казну (клад), возвращается в Трою. Узнав об этом Одиссей и Менелай приезжают в Трою и просят вернуть. Их тепло принимают. Но те отказываются. И это послужит поводом для начала военных действий, то есть, было решено объвить войну, чтобы забрать свое золото и жену. Об этом же говорит Зигфрид:
"Я спрашивать не стану, согласны вы, иль нет,
А с вами бой затею и, если верх возьму,
Все ваши земли с замками у вас поотниму".
Немало удивились король и двор его,
Когда они узнали от гостя своего,
Что он всё достоянье отнять у них решил".

"Ответил смелый Зигфрид: «Коль не по нраву вам
То, что сказал я, Хаген, здесь вашим господам,
Придётся вам увидеть, как под руку свою
Возьму я всю Бургундию, а их (вас) сломлю в бою".
(Но что любопытно, по сюжету вроде бы приехал за Кримхильдой, но говорит такие странные слова "возьму я всю Бургундию")

Если включить немного фантазии, но с поправкой на давность событийи и на то, что эпосы не были записаны а сохранились лишь в народной памяти, то несколько сюжетов (мифов) из "Песни о Нибелунгах", из скандинавских саг и эпоса "Шарвили" без труда ложатся на сюжет (миф) о Троянской войне из поэм Гомера.
       Ахилл  был бессмертен, но имел уязвимое место (Зигфрид, Шарвили имели те же места). Ахилл пять лет скитался в поисках Ифигении (Артемида-Валькирии). Ифигения дочь царя Микен Агамемнона. Битва между Парисом и Менелаем, с тем, чтобы победителю досталась Елена и похищенные у Менелая сокровища и т.д. Но тема дракона, вероятнее всего, это тема Сарпедона-Беллерофонта. Но сведения о них у Гомера крайне скудны. А в "Эфиопиде" об этом рассказ более подробен.
Еще несколько характерных и странных совпадений. Кони Ахилла "Балий" и "Ксанф". "Ахилл взял их на "троянскую войну". Когда Патрокл повел в бой мирмидонян, Ахилл одолжил ему коней вместе со своими доспехами. После гибели Патрокла кони не дались убившему его Гектору и вернулись к Ахиллу, который стал упрекать их в том, что они не вынесли Патрокла из битвы живым и невредимым. После гибели Ахилла коней забрал себе Посейдон". "Гуннар направил своего коня в огонь, но тот не пошёл. Вскочил Гуннар на сигурдова коня, но Грани не послушался чужого всадника и едва не сбросил Гуннара на землю".Ахилл просит после его смерти положить его кости рядом с костями его близкого друга Патрокла и насыпать большой курган". Кримхильда просит сжечь ее тело после самоубийства вместе с телом Сигурда на погребальном костре". Смерть Ахиллу предсказывает умирающий Гектор, и конь Ксанф. Сигурду смерть пророчит Один в образе Гникар. На самом деле таких мелких, но крайне необычных, совпадений в эпосах множество.
Ниже я приведу два мифа- из эпоса "Шарвили" и из "Песни о Нибелунгах", для сравнения. Но для полноты картины, я сравнил и германский и скандинавские варианты, то есть, не только Зигфрида, но и Сигурда. Но сам сюжет, во всех эпосах, если в кратце, таков: Зигфрид (Сигурд) и Шарвили идут искать (добывать) себе невесту. Оба уже знают о ее существовании. По дороге с ними приключают практически одни и теже приключения. Например, им встречаются братья, которые просят помочь им поделить клад или казну. Дальше масса одинаковых деталей, которые не могли оказаться в двух разных мифах . Фрагмент - "красавица появляется в окне". Фрагмент - "бросание камней". Видимо, речь идет о какой-то древней игре. Вероятно, говорится об игре, известной в наши дни как "петанк". Популярная во многих странах, например, во Франции, Испании и Италии. (Игра известна и лезгинам. Сам в детстве играл в эту игру. Ставили мленький шарик, и бросали камень (в моем случае-плоский), стараясь как можно ближе положить его к шарику. Чей камень оказывался ближе всех к шарику, тот и побеждал). А такие мелочи, как "выше голову, герой", или "герой поднял голову", "она протянула ему руки(руку)" на первый взгляд могут показаться мелочами, но, на мой взгляд, как раз в этих мелких деталях скрывается главное. Они не могли в одном и том же мифе, в одном и том же месте оказаться случайно. В описываемом ниже мифе убийство Зигфридом дракона просто упоминается, об этом рассказывает бургундскому королю Хаген, а в лезгинском варианте этого  мифа Шарвили реально убивает его по Путин к своей возлюбленной. Но если почитать непосредственно сказание о том, как Зигфрид убил дракона, то обнаруживается одинаковый сюжет.

Шарвили и Зигфрид с дружинами в поисках своих возлюбленных, приходят в город. Шарвили попутно убивает дракона и делит клад, а Зигфрид убил дракона и поделил клад еще до этого похода.

«Подсказывало сердце в тот миг, наверно, им,
Что многим плакать предстоит по ближним и родным.
Застал в пути героев рассвет седьмого дня.
Бойцы скакали к Вормсу, оружием звеня. (1)».


«О нём уже немало дошло до нас вестей.
Сразил он нибелунгов, двух братьев-королей(2):
Из них был Шильбунг старшим и Нибелунг меньшим
Тот бой затмил все подвиги, содеянные им.
Слыхал я, что без свиты, с конём своим сам-друг,
Однажды ехал Зигфрид и гору видит вдруг,
А под горой толпятся какие-то бойцы.
Тогда ещё не ведал он, кто эти храбрецы.
То были нибелунги, которые когда-то
Там, на горе, в пещере, зарыли клад богатый (3),
А ныне порешили достать и разделить.
Могло такое зрелище любого удивить.
Подъехал витязь ближе к толпе бойцов чужих,
И, путника приметив, вскричал один из них:
„Вон, Зигфрид Нидерландский, прославленный герой!..“(4)

Да, навидался удалец чудес под той горой!»

Вняв общему совету, просили (братья)короли,
Чтоб клад отважный витязь делить им пособил,
И были столь настойчивы, что Зигфрид уступил. (5)

Там камней драгоценных была такая груда,
Что их на ста подводах не увезли б оттуда,
А золота, пожалуй, и более того.
Таков был клад, и витязю пришлось делить его.
Меч нибелунгов взял он в награду за труды,
Но помощью своею довёл лишь до беды:
Остались недовольны два брата дележом
И с Зигфридом рассорились, виня его во всём.

(В "Песне о Нибелунгах" Зигфрид помогает делить клад двум братьям, но у  сестры (Кримхильды) три брата, а  Шарвили помогает делить клад трем братьям, но у сестры семь братьев. Но Зигфрид при дележе убивает семь сот нибелунгов). Кроме того, Шарвили просят помочь поделить клад по сюжету три брата, но по факту он делит только на две части. Т. е. между двумя братьями).

«Какой потехой ратной ни тешился бы двор,
Был в каждой Зигфрид первым, всему наперекор.
В метании ли копий, в бросании ль камней
Он был любых соперников ловчее и сильней».(6)


«Хаген попросил королеву рассказать, что это будут за состязания. Она отвечала: «Он должен будет бросить камень и догнать его прыжком, превзойти меня в умении поражать копьём цель. (6) 



"Коль я свою невесту не получу добром,
Её я силой вырву у братьев-королей",(7)


"Кримхильда, возлюбленная Зигфрида ,главный женский персонаж поэмы «Песнь о Нибелунгах» - сестра трех бургундских королей - Гунтера, Гернота и самого младшего Гизельхера".(7) (2)

И великаньи головы в траву упали с плеч.
Семь сотен нибелунгов он истребил в бою,(8)

А те, кто помоложе, страшась за жизнь свою,
Его молили слёзно, чтоб соизволил впредь
Он их землёй и замками, как государь, владеть.



Затем воздал воитель двум братьям-королям,(9)
Хоть, жизни их лишая, чуть не погиб и сам:
С ним бой затеял Альбрих, мстя за своих господ,
Но карлик поражение изведал в свой черёд.
Не смог и он тягаться с противником таким.
На гору победитель взлетел, как лев, за ним,
Плащ-невидимку отнял, и в плен был Альбрих взят.
Вот так во власти Зигфрида и оказался клад.

«Здесь вам и вашим людям все рады угодить.
А я с роднёй своею всегда служить готов».
И стал вином он потчевать могучих пришлецов.
Приезжим снять доспехи бургунды помогли
И лучшие покои в дворце им отвели». (10)


Потом и люди Гунтера встречать явились их. (10)
Вот рыцари к приезжим спешат со всех сторон
И, как велит обычай, им отдают поклон.
Щиты оруженосцы снимают с рук гостей
И под уздцы заботливо берут их лошадей.
Коней усталых в стойла они уже ведут,


 Могу я и другое порассказать о нём.
Он страшного дракона (11) убил своим мечом,
В крови его омылся и весь ороговел.(12)
С тех пор чем ни рази его, он остаётся цел.
Быть должен принят с честью воитель молодой,
Чтоб нам за нерадушье он не воздал враждой.




Тогда все погрузились в молчание, и сын Сигмунда стоял
На изрытой и распаханной земле, залитой кровью Фафнира,
А перед ним лежал поверженный дракон, (12-1) холодный, мрачный,
Серый.


Был в каждой Зигфрид первым, всему наперекор. (13)
В метании ли копий, в бросании ль камней
Он был любых соперников ловчее и сильней.

Когда же развлекались бойцы по вечерам
Учтивою беседой в кругу прекрасных дам,
Те глаз не отводили от гостя своего —
Такою страстью искренней дышала речь его.
Он им во всех затеях всегда был рад помочь,
Но сам лишь о Кримхильде мечтал и день и ночь,
Да и она, хоть деву ещё не видел он,
Тайком всё чаще думала, как смел он и силён.
Чуть во дворе потеху затеет молодёжь,
От окон королевну силком не оторвёшь: (14)

И Гунтер вышел к Зигфриду со всем своим двором.
Бургундами учтиво был встречен знатный гость.
Знавать людей радушней ему не довелось,
И Гунтеру он отдал поклон от всей души (15)
За то, что с ним хозяева так были хороши.


Заплакала Зиглинда, узнав про сватовство, —
Так боязно ей стало за сына своего.
А вдруг уже не будет ему пути назад? (16)
Вдруг жизни люди Гунтера её дитя лишат?
Но он пошёл в покои, где горевала мать,
И начал королеву любовно утешать:

«Вам, матушка, о сыне лить слёзы ни к чему.
В бою с любым противником легко я верх возьму.

Они тропой вдоль Рейна неслись во весь опор,(17)
И золотом поблёскивал их воинский убор.

Снова дремучими лесами, потом полями и долинами рек и, наконец, невысокими, каменистыми горами ехал Сигурд на юг, держа путь между землей франков и землей готов. На восьмой день он заметил вдалеке гору выше и круче других, на самой вершине которой, казалось, горел большой костер. Юноша погнал Грани вскачь и, подъехав ближе, увидел шатер, сложенный из больших блестящих щитов, ярко сверкавших в лучах солнца. (19)
(Сигурд спрыгнул с коня и, оставив его внизу, стал быстро подниматься в гору. Ее склоны были обрывисты, а порою почти отвесны, но юноша, хватаясь руками за уступы скал, продолжал смело лезть вверх и вскоре добрался до самого шатра. Однако, к своему удивлению, он нашел в нем не девушку, а воина в высоком золоченом шлеме, броне и кольчуге. Он лежал на простой деревянной скамье и, закинув руки за голову, крепко спал).


«Вот так, – и я порукой в том, что молва не лжёт, —
В земле бургундов прожил воитель целый год». (19-1)


«В то же мгновение к его ногам упали золотистые волны густых каштановых волос». (18)

"Почему в Валгаллу должен уйти тот, кто еще не изведал жизни на земле, а остаться тот, кому эта жизнь уже наскучила?" - подумала я. Агнар одержал победу, дружина его врага разбежалась, а я, захватив с собою тело Гйальгуннара поднялась с ним в Валгаллу. (20) Ах, Сигурд, если бы ты видел, в каком гневе был Один, когда увидел меня с моей ношей! (Валгалла - небесный чертог в Асгарде для павших в бою, рай для доблестных воинов).

"Ты посмела ослушаться воли богов, дерзкая! - прогремел он. - С этого часа ты больше не валькирия! Ты сегодня же отправишься к людям и выйдешь за муж за того, кого мы тебе выберем".

"Уж не в нем ли спит та девушка, о которой мне говорили ласточки?" - подумал Сигурд.
 Тяжелые доспехи с глухим звоном упали на камни. Одновременно бледные веки спящей дрогнули. Огромные темно-синие глаза с удивлением взглянули на юношу.
- Кто ты? - спросила девушка, поднимая голову.

«Брунхильда спрашивает: «Кто ты? - спросила девушка, поднимая голову. (21)
- Я Сигурд, сын Сигмунда, покойного короля франков, - ответил юноша». (22)

«Ты прав, Фафнир, я тебе солгал! - смело воскликнул он. - Меня зовут Сигурд, я сын Сигмунда и внук Вольсунга,(22) хотя, быть может, ты и не слыхал о нашем роде».



«Постепенно ночной мрак рассеялся, взошло солнце, и в небе над Гнитахейде появились первые птицы. Привет тебе, солнце! - воскликнула она, поднимая к небу свои обнаженные по самые плечи руки».(24) «Грани терпеливо поджидал его у подножия горы.(23) Вскочив на него,(25) Сигурд поднял голову.Там, вверху, на самом краю обрыва, протянув к нему руки, стояла Брунхильда».(24)

От Рейна через Гессен, противнику навстречу,
Повёл дружину Зигфрид, вступить готовый в сечу.
В пути он жёг и грабил окрестную страну —
Пусть пожалеют недруги, что начали войну. (26)

Нам это без утайки должны вы объявить».
Гонцы в ответ, хоть Гунтера боялись прогневить:
«Мы обо всём доложим вам, государь, честь честью.
От вас мы скрыть не вправе столь важные известья. (29)
Узнайте же: послали сюда, в ваш край родной,
Нас Людегер и Людегаст, что вам грозят войной.
Немало вы чинили им всяческих обид,
И в них – то нам известно – гнев против вас кипит.
Хотят они нагрянуть на Рейн и Вормс занять.
Поверьте мне, огромная у них готова рать. (27)


"Одновременно бледные веки спящей дрогнули (21-1). Огромные темно-синие глаза с удивлением взглянули на юношу".

(Однажды в Вормс примчались гонцы из стран чужих. (27)
Два короля могучих на Рейн послали их,
Чтоб объявить трём братьям жестокую войну.
Повергла весть в смятение бургундскую страну).


«Явился в Вормс со свитой воитель благородный, (31)
А кто он – неизвестно. Взгляд на пришельцев бросьте».



Недель через двенадцать они с ней выйдут в поле,
А вы пока сзывайте друзей, числом поболе, (28)

Я вам скажу, какая стряслась со мной беда. (32)
Мои враги прислали своих гонцов сюда,
Войну мне объявили и нас врасплох застали:
Ведь нашу землю недруги доселе не топтали».



«Тревогой не терзайтесь при мысли о войне, — (30)
На это молвил Зигфрид, – а разрешите мне
Поднять за вас оружье, вам к выгоде и чести,
И пусть вассалы ваши в бой идут со мною вместе.
Экуьнахъ фад къарагъна
Гьатна рекье гадаяр.
Гьич тахьай хьиз уьмуьрда
Шад хьанвай къе гадаяр.
(Рано утром дружина отправляется в путь)

Мензил ат1уз, рехъ ат1уз,
Фена абур, галатнач,
Таниш тушир чуьллера
Рекьерилай алатнач.
(Долго шли по незнакомым степям, не уставая и не сбиваясь с пути)

Ирид йикъан пакамахъ
Са шегьердиз акъатна, (1)

Къал-макъалдин лап юкьваз
Пагьливанар аватна.
(На утро седьмого дня они подошли к одному городу, где царила нездоровая (скандальная) обстановка)

И вахтунда шегьердай,
Гьарай-вургьай кьилеллаз,
Пуд стхади зверзавай,
Вуч ят1ани къуьнеллаз.
Пагьливанрив рекьеллай
Пуд стхани агатна(2).
Кич1е хьана стхайриз,
Чувал чилел аватна.
(Шарвили с дружиной встречают трех братьев, и они что-то куда-то несут)

Вилик къвазна кьегьалрин
Стхайрикай зурбади:(4)

- Чаз къизилар жагъанва(3),
К1ват1навай чи бубади.
Чавай абур пай жезвач
Пуд стхадин арада.
Пай авурт1а, хъсан я (5)

Чаз абур са чарада.
(Один из братьев подходит к Шарвили и говорит, что у них клад (казна, наследство). Но мы никак не можем его поделить между собой. Если бы ты помог нам его поделить было бы здорово)

Шарвилиди лагьана,
Пуд къван кьуна гъиле фад:
- За и къванер гадарда,
Хкваш абур куьне фад. (6)

Гьи касди фад хкайт1а,
Гьаданди хьуй ч1ехи пай.
Вуж гуьгъуьнай хтайт1а,
Гьаданди хьуй гъвеч1и пай.
И икьрардал стхаяр
Рази хьана к1евелай.
Шарвилиди гадарна
Яргъаз къванер гъилевай.(6)
Катай ч1авуз стхаяр
А къванерин гуьгъуьна,
Дуст рик1ивай хъуьрена,
Шарвилини хъуьрена.
(Шарвили говорит: хорошо, я помогу вам. Я сейчас брошу камень, кто первый настигнет камень и принесет его обратно, того большая часть. Шарвили бросает камень, братья побежали за камнем)


Ирид стха ава захъ,
Зун абурун вах я тек.(7)

Тади ая, фикирмир,
Йиф катзава, жезва экв…
(Девушка говорит, семь братьев у меня, я одна у них сестра)

Шарвилини экъеч1на,
Гъиле кьуна тур вичин,
Гьазур хьана акъвазна,
Душмандиз гуз к1ур вичин.
(Шарвили хватается за меч)

Са сеферда ягъайла,
Агъзур душман рекьизвай.(8)

Акваз-акваз ягъийрин
Ц1иргъни жерге чк1извай.
(Одним взмахом меча, Шарвили тысячу врагов положил)

Шарвилиди лагьана:
- Жагъида ваз стха ви,
И шегьердин ч1ехиди (9)

Я жеди гьа арха ви.
Агакьайла чкадив,
(Здесь говорится о том, что один из братьев царь (букв.глава города)

Абурун вилик экъеч1на
Хуьруьн вири инсанар,
Гьуьрметдалди кьабулиз
Рик1из к1ани мугьманар.
(Шарвили с дружиной встречает все население, проявляет всяческую доброжелательность)

Везир-векил экъеч1на,
Атайбуруз хъуьрериз,
Пагьливанар кьабулна,
Тухвана фад к1валериз. (10)

(Вышли их встречать все вельможи, и доброжелательно пригласили (отвели) по своим домам)

Эгер ят1а багьа ваз
Ви к1анивал чандилай,
Зи стхайрин кьисасар
Вахчу Аждагьандилай.(11)

(Девушка говорит, если любишь меня, прежде убей дракона)

Ирид стха са пата –
Ивид къене сузадик. (12)

(Братья в крови. Зигфрид убил страшного дракона Фафнира и выкупался в его крови, отчего кожа его стала неуязвима, как рог).

Ирид гъил квай Аждагьан
Ивид къене зурзазвай. (12-1)
Стхайрини гьар сада
Муькуьдавай жузазвай:
(Дракон в луже крови)

Пуд къван кьуна гъиле фад: (13)
- За и къванер гадарда,

Хкваш абур куьне фад.
Гьи касди фад хкайт1а,
Гьаданди хьуй ч1ехи пай.
(Снова про камни. Шарвили бросает камни)

И вахтунда дак1ар са (14)
Ахъа хьана легьзеда.
Анай атай нурари
Рагъ къалурна вядеда.

(Открывается окно, появляется красавица. Как лучи солнца)

Гьа и ч1авуз дак1ардай (14)
Милаим ван акъатна:

- Заз чизва, вун Шарвили
Зи к1валерив агатна.
(Снова красавица в окне. Милый голос...)

Ахпа адан вилик шад (15)
Кьве стхани экъеч1на,
Туна гъилер гарданра,
Шадвилериз эгеч1на.

(Братья обнимают Шарвили, они рады его встретить)

Шарвилидин фикирар (19-1)
Хайи к1вализ хъфенвай.
Рик1 Ватандин накьвадихъ,
Ц1авай ракь хьиз, ифенвай.
(Шарвили заскучал по дому. Видимо. от того, что слишком долго находился в гостях у братьев)

Ам играми дидедин (16)
Кузвай къизгъин гьесретди.
Гуьгьуьл гъарик1 ийизвай
Жегьил сусан суьретди.

(Мама переживает)


Ирид йикъан пакамахъ
Абурук рум акатна.
Рехъ ат1ана, гадаяр
Гьуьлуьн кьерез акъатна (17)

(Шарвили с дружиной выходят на берег моря)

Фейит1а чун кьер кьуна, (17)
Яргъал жеда рекьер чи.
Чимивили кьилелай
Куда рекье жигер чи.
("Если мы пойдем вдоль берега"- говорит Шарвили,-это будет не самый короткий путь)

Посреди стоит шатер,(19)
Небольшой горит костер.

Государь сидит понурый,
На огонь он смотрит хмуро.

Ахпа, кифер акурла (18)
Аватнавай къуьнелай
,
Агалтна зун къавахдив,
Элкъвена кьил кьилелай
(При виде прелестныой косы девушки, юноша теряет голову)

Магъарайра къекъвена
Ам гуьзелдин суракьда.
Гъиле къуват авайди
Мураддив фад агакьда.
(По берлогам (пещерам) ищет он девушку)

Са дагьарда акуна
Адаз а руш ишезваз
.
- Вуч к1анзава, - жузуна, - (21)
Завай, лагь кван, инсан, ваз?
(Нашел (увидел) в пещере плачущую девушку. "Что надобно тебе, юноша", - спрашивает девушка)

Ахпа ада эцигна
К1ани ярдин япал сив.
- Къарагъ, Эквер! – лагьана, -
Хтанва зун ви кьилив.
Потом он склонился над ней и произнес: вставай, Экер, я пришел (вернулся) за тобой)

Гар акьурла юзадай
Къизилгуьлдин цуьквер хьиз,
Яваш-яваш юзана (21-1)
Эквер гъетрен эквер хьиз.
(Девушка защевелилась)

Шарвилиди ганач яб (20)
Анал лагьай гафариз.
Кьуна а руш къужахда,
Физвайт1ан ам ахвариз.

(Шарвили не слушал что-то, что там говорилось кем-то - он схватил девушку)

Рекьел гьалтай стхаяр
Шарвилидиз килигна.
Къужахдавай гуьзел руш (20)
Ада чилел эцигна.

(По пути Шарвили встречает братьев, он кладет девушку на землю)

Вири эхна, кьегьал кас
Магъарадай экъеч1на,
Къужахдаваз гуьзел руш,(20)
Чиликай фад хкеч1на.

(Шарвили преодолел все опасности, и вышел с девушкой из пещеры (берлоги) на поверхность)

 Гъвеч1и стха атана
Шарвилидив агатна:
- Вун вуж ят1а лагь кван чаз,(21)
Иниз гьинай акъатна?

(Подходит младший брат и спрашивает: ты кто и откуда к нам явился?)

Зун лезгийрин хзанда (22)
Хайи халис лезги я.
Шарвили я зи т1варни,

Рик1 са т1имил векъи я.
(Зовут меня Шарвили, я лезгин, и родился в лезгинской семье, -отвечает Шарвили)


«Шив алай са къерехдал,
Кек ягъиз, чил зурзуриз.
Шив алай са къерехдал,
Хуррамвиляй гьиргьириз».(23)

(Конь стоит в сторонке копытом бьет и нервно ржет)

«Руша яргъи авуна
Шарвилидихъ вичин гъил. (24)

- Хура твамир, - лагьана, -
Кьегьал, на гьич жуван кьил.

(Возлюбленная протягивает свои руки Шарвили и говорит: "выше голову, герой").

Ахпа тадиз хкаж хьухь (25)
Лацу шиврен далудал.
Гъил эцига атана
Зи пелел, зи хурудал».
("Не медли, заберись на своего белого Пегаса и приходи ко мне",-говорит возлюбленная. (по контексту - по прибытии он должен провести какие-то ритуальные действия. "Положи руку на мой лоб, на мою грудь" - говорит она. Видимо, речь идет о "пробуждении" из сна. В данном эпизоде девушка Шарвили снится)

Хуьрерани хьана ам,
Убайрани къекъвена.
Къекъвердавай вижданда
Кьисасдин ц1ай куьк1вена.(26)
(Идет с дружиной по городам и весям сжигая все на своем пути. (букв. огонь мести. Кому-то за что-то мстит)

«Передайте Шарвили,
Что в Ковар враги пришли.
То не воины простые,
Валят толпами густыми
За войсками племена,
Им не знают имена». (27)

(Примчались гонцы. Просят передать Шарвили, что на г. Ковар (возм. Квевар - Двухвратный) напали враги).

Хабар фирай хуьрериз, (28)
Са к1усни геж тавурай.
Гьар магьалдай, шегьердай
Агъзур игит атурай.
(Пусть не медля собирается народ, отовсюду. Пусть из каждого города прибудут тысячи воинов)

И вахтунда майдандал (32)
Ирид игит атана.
Къизмиш хьанвай манияр
Садлагьана ат1ана.
(Снова гонцы с плохими вестями. Семь человек)

Шарвилиди фагьумна (31)
Руквад кьунвай балк1анар.
Шарвилиди фагьумна
Гьекьед кьунвай мугьманар.
(Шарвили внимательно посмотрел (изучающе) на гонцов)

- Чун Кьвевардай ви патав
Атанвайд я, Шарвили.
Ваз ахъайиз дердер чи (29)
Ракъанвайд я, Шарвили.
(Нас к тебе послали из г. Двухвратные чтобы рассказать тебе о наших проблемах)

Шарвилиди лагьана: (30)
- Кич1е жемир, стха, ваз.
Ви душманар кук1вариз
Жеда чуни арха ваз!агъзур.
(Шарвили сказал: не бойся, брат, мы защитим тебя - мы твоих врагов разгромим).

Эпос «Шарвили». Германо-скандинавский эпос. Кельтский эпос. Меч Сигурда. Песнь о Нибелунгах.

У Хьёрдис родился сын Сигурд (Зигфрид). Он воспитывался у кузнеца Регина. Регин хотел, чтобы Сигурд убил дракона Фафнира и добыл его клад. Сигурд согласился. Когда Сигурд был уже юношей, Регин выковал меч для Сигурда. Взял Сигурд меч и сказал: «Надобно его испытать!» Ударил мечом по наковальне (1) и клинок разлетелся на мелкие осколки. Регин дважды ковал чудесное оружие, но Сигурд разбивал его на куски на наковальне(3). Выковал Регин другой меч, сказав: «Вот этот будет получше!» Ударил Сигурд новым мечом по наковальне — и сломал его тоже. Тогда Регин сказал: «Обычный меч для тебя не годится. Тогда Сигурд, вспомнил об обломках меча своего отца Сигмунда, который хранила его мать. Поди к своей матери Хьёрдис, пусть она даст тебе меч, который твой отец получил от самого Одина. Зовется тот меч Грам, и нет ему равных. Твой отец в своем последнем бою сломал его. Пошёл Сигурд к матери Хьёрдис, дала ему мать сломанный отцовский меч. Регин перековывает эти обломки в новый меч (12) — Грам. Из этих обломков меча был выкован такой крепкий клинок, что он рассек наковальню пополам, а сам даже не треснул (4) Этот меч был таким острым, что рассек комок шерсти, плывший по течению.

Еще один фрагмент: «Синфьётли думает, что в сене еда, но обнаруживает там меч Сигмунда. Он вонзает меч в каменную плиту(5) и они с Сигмундом перепиливают её: «Вот всадил Синфьотли остриё то в плиту и нажал крепко — и меч пробивает камень (2). Ухватился тут Сигмунд за остриё, и стали они пилить плиту ту, и не переставали, пока не перепилили».

Был теперь у Сигурда меч, но не было коня. Пошёл он просить коня у конунга Хиальпрека. Идет Сигурд к королю. Король спросил Сигурда:
- Чего ты от меня хочешь?
Сигурд отвечает:
- Хотим мы получить коня себе на забаву. молвил:
- Выбери себе сам коня, какого захочешь, из нашего табуна. На другой день пошел Сигурд в лес и встречает он старика с длинной бородой (7), и был он ему незнаком. Старик спросил, куда Сигурд идет. Тот ответил:
- Надо мне выбрать коня. Присоветуй мне.
Тот молвил: «На берегу реки пасётся табун (6). Выбери себе коня по сердцу, да не ошибись, выбери лучшего». Вот пришёл Сигурд на берег реки. Паслось там больше сотни коней. Смотрит на них Сигурд — и не знает, который из них лучший. Вдруг появился сам бог Один на коне Слейпнере (Sleipnir), и указал Сигурду, какого коня ему взять. Звали того коня Грани, и он приходился сыном коню самого Одина.
А в англосаксонской эпической поэме «Беовульф» рассказывается о битве Сигмунда с драконом, которого он убил своим мечом: «…и ему посчастливилось:/остролезвый клинок,/благородный меч/поразил змеечудище,/пригвоздил к скале…».
Отец и мать Шарвили приглашают к себе в гости Кас-Бубу (по эпосу. жрец-сказитель. Зевс Касий) .Ты знаешь, что наш сын вырос. Что делать не знаем, не можем найти для него достойный меч. В наше время нельзя без хорошего (букв. послушного) меча. И не можем найти хорошего коня. Задумался старик, потом тихо сказал: если вы не можете найти меч, я скажу людям, чтобы из каждого села принесли по мечу и привели по коню. Пусть Шарвили выбирает сам, и нужный меч, и резвого коня. Немного времени прошло, начал народ стекаться с мечами и конями. Глаза разбегаются у Шарвили, то на коней сморит, то на мечи.
Меч из г. Гияр был легким как лист,(1) от удара по скале, одна рукоять и осталась. Меч из города Мушкюр и вовсе застрял в камне (2). С камнем ничего, но меч на две части(3). Не один меч не подходит Шарвили. Кто-то сказал, теперь пусть выбирает коня. Люди привели своих коней, кони в хорошом состоянии, слава-богу, табунщики (6) ухаживали за ними хорошо. Шарвили забирается на очередного коня, у коня глаза на лоб. Конь выглядел так, будто гора села на факира. Одним словом, все лошади, присланные из сел как мыши ускользнули из рук Шарвили. Видя такое дело, что герой не смог выбрать достойного коня и меч, в ситуацию вмешивается Кас Буба. Обращаясь к людям: если вы хотите, чтобы герой был сильным, так давайте же подарим ему силу родной земли. Все мечи, присланные из сел, пусть наш кузнец Дагьар (букв.грот, пещера) расплавляет. После пусть кует Шарвили новый меч (12). Да так искусно, чтобы в мече сохранилась вся сила народа. Собрав все мечи на телегу, отец Шарвили едет в сторону кузницы кузнеца Дагара. Дагар как гора был силен, а его кузница размером с ущелье. И молот его был жестким(мощным). Семь мешков угля раздувались семью мехами. Семь дней нагревал он мечи. Семь дней Шарвили не мог заснуть. На следующий день кузнец Дагар вынес меч из кузницы – из своей темной кузницы, будто свет извлек Дагар. Вынесли меч на площадь, собрался народ. Такого чуда люди никогда прежде не видели. Не меч, а скала, глыба. Семь аршинов в длину (8), острый (наточенный) и сверкая на солнце, горел в пламени. Семь «батманов» имел меч размером, семь буйволов мог зарубить запросто. Шарвили взял меч в руки, как почувствовал размер, остался доволен (обрадовался). Он тут же вдарил по горе этим мечом, гора на две части (4). Но этот меч не острый не заточенный, снова забраковал Шарвили.

Пусть все мамы с детьми дают молоко и этим молоком надо меч закалить и да пусть светится этот мечь. И пусть наши младенцы никогда не попадут в руки врага. Семь дней кузнец Дагар закаляет меч. Еще раз Шарвили проверил меч и пошел в сторону мармара (большой камень, мрамор). Семь раз ударяет Шарвили по этому камню, меч не затупился(5). То, что надо. После возвращается и начинает поиски коня. Вновь появляется Кас –Буба и говорит, что есть один конь у хозяина гор (6). Но он спит в своей пещере, иди найди его берлогу. Сделай все, что он скажет, и он сам даст тебе коня. Шарвили идет на поиски пещеры. Находит герой волшебную берлогу. Хватается за меч и спускается в нее. Спустя некоторое время, появляется и хозяин берлоги, огнедышащее чудовище с горящими глазами. Но Шарвили его не видит. Чудовище говорит: ты ли тот Шарвили, камень большой расколовший на две части, ты ли тот Шарвили, разравнявший гору с землей. Я ждал тебя, я хотел на тебя посмотреть.Теперь я тебя вовлеку в объятия моего огня как ягненка (сожгу). Сказал он и начал изрыгать огонь. Все в огне, все кругом горит, Шарвили отступает, прижимается к стене.
Ц1ай чк1ана кьуд патаз,
Кьуна кьуд пад ялавди.
Кьулу-кьулухъ агатна
Шарвили са цлавди.

Когда, наконец, он увидел дракона, он поднял свой меч и опустил чудовище на голову, потом стремительно еще два раза. Раскаты грома разнеслись по логову, и шум воды (реки) разнесся по пещере. Когда все стихло, герой увидел землю и море. Видит лачугу в степи, видит лодку старика, качающуюся на волнах. Неужели это те края, что я искал, неужели это тот берег моря? И кто же был это огнедышащее чудовище? Может именно этот старец натравил его, может это он ко мне неравнодушен? И с этими мыслями шагнул в сторону моря Шарвили. Внезапно перед ним появляется старец, с седой (белой) бородой и ни одного зуба (7). Эти места (степи-моря), сынок, раньше принадлежали дэву (демонам, !!!). Увидев твою силу они только притихли.
Повидал я многого на своем веку, я сыт по горло жизнью. Теперь я побеспокоюсь о своей старости, сейчас на твоих глазах я превращусь в дерево, и тут же высохну. Жди здесь семь дней, послужи сынок этому дереву, ешь хлеб, пей воду, береги (защити) дерево. Потом из-под дерева выйдет жеребенок. Пусть он будет волшебным даром тебе от меня. Сказал это старик и превратился в дерево, и оно тут же высохло. Спустя семь дней появляется жеребенок, худой, с трудом держится на ногах. И говорит, я достоин тебя, я тебе достойно послужу в боях.
___________________________________________


_______________________________________________





























И в дополнение. Первое. Не вызывает сомнений тот фак, что у всех мифологий, и у скандинавских саг, и у эпоса "Шарвили", и у германского эпоса «Песнь о Нибелунгах» один и тот же прародитель - шумерская мифология. С учетом того, что не вся шумерская мифология до нас дошла. Но прошедшая через "призму" Древнегреческой. Второе. В германско- скандинавском эпосе, так же, как и в лезгинском, каждый в своем уникальном изложении, повторяется миф, известный нам из Древнегреческой мифологии как «миф о Беллерофонте». Если разобраться с пристрастием, то можно обнаружить невероятное количество совпадений, деталей – «маркеров», которые позволяют думать, что все эти эпосы корнями уходят в один и тот же древний миф. Причем "маркеров" крайне необычных, что позволяет с уверенностью предполагать о наличии у них общего прародителя, и что не могли они там оказаться независимо друг от друга. В обоих эпосах одинаково много внимания уделяется коням и мечам героев. Складывается впечатление, что именно миф о Беллрофонте и Химере, т. н. "змееборческий" миф, (для ср. Зевс-Тифон, возможно, Зевс-Баал) который странным образом практически не "раскрыт" в Древнегреческой мифологии, как раз лег в основу всех вышеперечисленных мифологий. А теперь давайте порассуждаем. Итак, настоящее имя Беллерофонта Гиппоной, что означает - лошадиный. А конем Беллерофонта был Пегас. Пегас конь крылатый. Валькирии ездили именно на них. Конь Шарвили тоже крылатый. Братом Пегаса, как известно, был Хрисаор. Переводится как - "золотой меч". В обоих эпосах мечу, причем он везде - "золотой", "огненный" - горящий, сверкающий, блестящий - уделено много внимания. (Исследователи считают, что огонь лишь метафора, под которой современные исследователи видят богато украшенный золотом клинок). В саге «Песнь о Вельсунгах» говорится о том, что из меча Грама бьет пламя.
"Алай адал ирид юк1,
Сивни тунвай къилавда.
Ракъин к1аник ц1арц1ар гуз, (меч сверкал на солнце, и букв. "весь в огне").
Гьатнавай ам ялавда".
"Гапуррини жидайри
Ц1арц1ар гузвай ракъинал. (мечи сверкали)
Вил алай къе душманрин
Шарвили тек рекьинал".
"Шарвилиди хкажна
Вичин залан тур цавуз.
Ракъини хьиз чук1урна
А туруни нур цавуз". (меч засиял словно Сонце)
И у Сигурда, и у Шарвили мечи невероятно длинные. Длина клинка меча Сигурда (Зигфрида) – семь пядей (8), что, согласно В. Моррису, соответствует 140 сантиметрам. По его мнению, такие длинные, "полутораручный" клинки, не использовались на территории раннесредневековой Скандинавии или Германии.
У Шарвили меч длинее - семь аршинов. Что соответствует почти пяти метрам.
Тема Пегаса, коня Беллерофонта, и его брата  Хрисаора "золотого меча", в германо-скандинаском эпосе (и в кельтском) проявляется в Валькириях -дочерях Одина. Они ездят на крылатых конях, от их мечей исходит свет. Не зря же тамплиеры поместили Пегаса на свой флаг.
Брюнхильда, возлюбленная Сигурда, также является валькирией. Но она единственная, кто вышла замуж. Отец Один ее выдал. Все остальные незамужние, давшие обет безбрачия. (для. срав.Иштар-Астарта, Артемида, Персефона, Афина). (Для ср.Шарвили и герой кельтского эпоса Кухулин родились от девственницы, чудесным образом зачавших их без мужчин).
В имени персонажей  "Валькирия", отчетливо видна компонента "вал". Очевидно, что слово "Валькирия" (др. исл. valkyrja) - двусоставное - "вал" и "кирия". "Вал", вероятнее всего, от Ваал, вторая компонента от греческ. кора (др.-греч. Κоρη - девушка, дева). То есть - Валь-кора(и) - "девы Ваала (Зевса)". Но есть еще одно очень подходящее др. греческое эпическое слово - κοῦροι (корои, или курии), в значении - отрок - сын, мужчина и т.д., с которым сы знакомы по имени детей Зевса - Диоскуров. (Очевидно, лезгинские "Перияр" есть аналог Валькирий).
В Отрывке «Песни о Сигурде» рассказывается о князе и вожде воинов Сигурде: «Однако, Гуннар, по научению своей жены Брюнхильды, которая обвиняла Сигурда в обмане себя и его, убивает Сигурда. После убийства Брюнхильд берёт назад своё обвинение Сигурда и обвиняет Атли, который, по её мнению, совершил зло, принудив её принять сватовство Гуннара, когда она полюбила Сигурда».
Ведь очевидно, что этот сюжет уходит корнями в один из сюжетов мифа о Беллерофонте: «Жена Прета, Алтея (а по другим источниками Сфенебея) влюбилась в Беллерофонта, но, не пользуясь взаимностью, обвинила его в покушении на её честь. (Тогда Прет отправил Беллерофонта к своему зятю Иобату в Ликию с тайной просьбой убить Беллерофонта.) Но Иобат не решился на это и стал посылать его в опасные походы. Иобат сначала приказал Беллерофонту убить изрыгавшую пламя трёхликую Химеру, которую Беллерофонт и убил, сражаясь с ней на крылатом коне Пегасе. Потом Иобат послал его против амазонок, когда же Беллерофонт победил и их, а также умертвил всех ликийских воинов, которые должны были убить его из засады, то Иобат отдал ему в супруги свою дочь Филоною".
И из кельтского эпоса: "Когда Кухулин стал юношей, женщины и девушки Ирландии начали влюбляться в него за его красоту и подвиги. По настоянию уладов он решил жениться, но отец Эмер, девушки, к которой он посватался, потребовал от него исполнения ряда трудных задач, надеясь, что Кухулин погибнет. Кухулин, однако, вышел победителем из всех испытаний и женился".

В четвертых, в названии германской эпической поэмы «Песнь о Нибелунгах» отчетливо видна все та же компонента, что в имени Беллерофонт – «бел». Меч Нибелунгов называется «Бальмунг» где так же присутствует имя бога Баал. В пятых, например,3-я авентюра «Песни о Нибелунгах» практически целиком повторяет сюжетную линию, причем, с множеством одинаковых сюжетных композиций и деталей, одного из сказов эпоса "Шарвили" (об этом в отдельной публикации). В шестых, в «Младших Эддах» средневекового исландского писателя Снорри Стурлусона много деталей, явно перекликающиеся с деталями из Шарвили.
Начнем с того, что там одного из трех богов зовут Вили. Остальные два-Один и Ве. А сына Одина звали Вали. Оба являются асами. «Асы» - в германо-скандинавской мифологии группа основных богов. Кроме всего, очевидно, одноглазый бог Один это тот же Баал (Ваал-Зевс).

О́дин, или Во́тан (Wōđanaz или Wōđinaz) - верховный бог в германо-скандинавской мифологии, отец и предводитель асов. Мудрец и шаман, знаток рун и сказов (саг), царь-жрец, колдун-воин, бог войны и победы. По своим функциям похож Кас-Бубу из лезгинского эпоса «Шарвили»."Да, это Один: он помогает мне, как помогал и моему отцу до тех пор, пока не пробил его час", - подумал Сигурд, снова принимаясь за работу.
Одного из богов-мудрецов в скандинавских сагах зовут Квасир. Квасир был столь мудр, что мог отвечать на любой вопрос. Помирив «асов» и «ванов», он отправился учить людей мудрости, но те мало прислушивались к словам маленького мудреца. Тогда Квасир отправился в Свартальфахейм. Там он встретил двух братьев-двергов — Фьялара и Галара. Они убили Квасира, а из его крови приготовили напиток. Явно речь идет о Зевсе Касий и напитке Зевса – нектаре (напитке богов).
(Одноглазый сказитель и мудрец, царь-жрец, Один).
"Шарвили хьуй адан т1вар!
Лагьана Кас-Бубади,
Чирна фикир виридаз, (учит людей думать)
Атана Кас-Бубади".
Тек са вил я к1аниди" (одного глаза достаточно слепому)
"И дуьньяда буьркьуьдаз.
Кич1е жедач парцикай
Далу, къуьнер гьяркуьдаз!" (что-то вроде - не боится груза крепкий (мощный)
Один потеснил Тюра, первоначально бога неба германо-скандинавской мифологии.Тюр остался "богом битвы", а Один взял под свое покровительство воинскую элиту. Лишь он мог во время сражения приводить воинов в состояние неистовой ярости, когда они лишались чувства страха и ощущения боли. Имя Одина означает - шаманский экстаз, одержимость, близкую боевому ражу ирландского героя Кухулина (его сравнивают с Гераклом). То, что именно Один занял место верховного бога, показывает, какую важную роль в жизни древних играла война. (Имя Тюр или Тиу исследователи соотносят с реконструированным именем общеиндоевропейского верховного бога, владыки небес (Dyeus,Зевс, Дьяус, Дэв, лат. Deus «бог»). 
Предполагаю, именно в боге Одине кроется отгадка теперь уже всекавказского эпического возгласа «асса». Напомню, Один-бог ассов. «Лишь Один мог во время сражения приводить воинов в состояние неистовой ярости, когда они лишались чувства страха и ощущения боли».
Это ключевая его ипостась, для нас. Очевидно, речь идет о состоянии, в котором люди, войска, поднимаются в атаку. Что-то похожее на - когда воины поднимаются и стремительно нападают на неприятеля с возгласами типа «в атаку!». Видимо, и со словами «асса» поднимались в атаку, наваливались на противника внезапно, стремительно, поднимались на штурм крепости и тд. Отсюда же и русс. «осада» крепости.
Теперь обратимся к языкам. Может там сохранилось какое-нибудь упоминание про эти таинственные «аса» или «асса». Лат asaltar –атаковать, штурмовать, нападать, набрасываться, налетать, идти на приступ, грозить физическим насилием, приходить в ярость, неожиданность, внезапность. В анг. assault, в исп. так же - asaltar. Отсюда же слово-"АСкер"-воин, позаимствованное у лезгин некоторыми тюркоговорящими народами.
В имени одноглазого Балора из ирландской мифологии, противника бога света Луга также видим компоненту «Бал». Многие исследователи склонны сопоставить его с Беллерофонтом (убийца Бела). Балор был побеждён потомком Дану по имени Луг, являвшимся также и внуком самого Балора. (Дану или др. ирл. туаха де Данан, букв. народ племени Дану. (возможно. лезг. тухум (род) имеет ту же этимологию что и «туахе» (племя-народ). Балор имел прозвище «Дурной Глаз», потому что взгляд его единственного глаза мог убить подобно молнии. Он мог сразить целое войско своим смертоносным взглядом.
"Чапла вилни жува твах,
Ам суьгьуьрдин вил я, хва, (это "дурной" (гипнотический) глаз)
Сусас куьмек гунн патал
Герекди т1имил я, хва!"
Луг отец Кухулина, самого прославленного героя в ирландских сагах, которого сравнивают с Гераклом. Получается, Балор прадед Кухулина. Как тут не вспомнить Сарпедона, внука Беллрофонта. Еще несколько слов о Кухулин. Паразительно похожи истории его рождения и Шарвили.Так же как Шарвили, он рожден способом "непорочного зачатия". Перед его рождением его маме, так же, как и маме Шарвили, снится сон, и во сне к ней приходит бог и говорит о рождении ребенка. Рожает она его, что поражает больше всего, практически так же, как был рожден Шарвили: "Она подошла к столбу, оперлась на него плечом и стала бить себя по спине и бедрам, пока - как ей показалось - не освободилась от плода. И сразу же она обрела вновь свою девственность". В обоих случайх "способ" рождения известный нам из Древ.греч.мифологии по рождению крылатого коня Пегаса. Возлюбленная Кухулина-Эмер, одна из возлюбленных Шарвили-Экер. Отцом Кухулина был бог света Луг (Сияющий). Одного из отцов Шарвили зовут Багъринур, что переводится как "Сияющий".
Кухулин в битве получил ужасную рану в живот, которую даже Луг, его отец, не мог залечить.
"Гьисабдин сан авачир
Хирер хьана бедендал,
Ивидикай авахьай
Хуьлер хьана Гавдандал".
(Ужасные раны туловища получил Шарвили).
Кухулин умирал гордо, стоя, привязав себя к священному камню.
"Чандик квай касс, пагьливан,
Кьуна, фена дагъларихъ,
Вини Шагьдин к1аник квай
Магъарадин рагарихъ".
(Умирающего Шарвили относят к большому камню (камням) около пещеры под высокой горой).
Тема сна присутствует во всех трех мифологиях. Маме Шарвили снится сон, Кримхильде, жене Зигфрида (Сигурда) снится сон. Ни у Сигурда(Зигфрида), ни у Шарвили нет наследников. "Ты погиб, храбрейший из храбрых, погиб, не оставив после себя наследников, - промолвила Брунхильда". Оба героя мечи получили при непосредственном участии богов. Шарвили-Кас-буба, Зигфрид-Один.
И еще одна невероятно важная деталь. Оба героя были бессмертны, но имели уязвимые места. У Шарвили пятка, как у Ахилла. Мама Шарвили окунула его в воду, держа за пятку, так же, мать Фетида Ахилла.
"Румвидини элягьна
Шарвилидал вичин тур.
Амма сагъдиз амукьна
Игитдин хур, тур акьур".
 "Ялна, хурай акъудна,
Хьел къванерал гадарна,
Мягькем къвазна балк1андал,
Гадади вич квадарнач".
 "Са легьзеда хьана сагъ
Хурал хьайи залан хер.
Фена вилик Шарвили,
Чина аваз мили хъвер".
А у Зигфрида несколько другая история. Он выкупался в крови убитого им дракона и стал неуязвим. Но листок, сорвавшийся с дерева во время этого купания, прилип у него между лопаток, кровь дракона не коснулась этого места, это уязвимое место на теле героя и стало той тайной, которую ненароком выдала его врагам Кримхильда. И погубила Зигфрида. Она обозначила это место на теле мужа вышитым знаком, в этот знак и пустил свое копье подлый Хаген.
Теперь что касает сна матерей героев. У родителей Шарвили долго нет детей. Однажды, когда она (мама) заснула на краю поля, к ней во сне приходит муж Шемерханума  бог Алпан и говорит: "у вас долгое время нет детей, и вот я здесь, даю вам яблоко, вкусите от него и будет у вас ребенок". В исландском (более древнем) варианте этого мифа - "Саге о Вельсунгах" говорится: «Взял Рерир (отец главного героя) большую добычу и жену такую, чтоб была ему под стать. И вот живут они (родители) вместе долгое время, и нет у них ни детей ни наследников. Это показалось им за беду, и просят они богов с великим рвением, чтобы родилось у них дитя. И вот говорят, что Фригг услыхала их мольбу и Один тоже, о чем они просили; он недолго думает и зовет свою валькирию, дочку Хримнира-ётуна, и дает в руки ей яблоко и велит отнести к конунгу. ..и вошел к королеве и поел от того яблока… королева вскоре затяжелела, и много времени проходит, а она не может разродиться». В конце концов, она рожает Вельсунга Сигмунда.  Фригг-верховная богиня, жена Одина. Надо особо отметить то обстоятельство, и там, и там во сне бог присутствует не просто один, а в паре с богиней женой. И в обоих мифах присутствует тема яблока. (В лезгинском фольклоре тема яблока встречается часто).

Несмотря на подробное описание жизни героя Сигурда, о его происхождении почти ничего не известно. Согласно наиболее распространенной версии, его отцом является Сигмунд, победивший дракона. Однако в некоторых легендах победа над драконом, как и многие другие подвиги, приписывается Сигурду.
Для понимания, проведем аналогию. Предположим Сигурд это Сарпедон. О происхождении Сигурда ничего не известно, так же, как и Сарпедона. Считается, отцом Сигурда является Сигмунд, который победил дракона. Так же, как дедом Сарпедона считается Беллрофонт, победивший дракона. Но, в некоторых легендах победу над драконом и многие другие подвиги, приписываются Сигурду, то есть Сарпедону.

Одна из легенд рассказывает, что Сигурд в младенческом возрасте приплыл по волнам в стеклянном сосуде. Разновидности этой легенды встречается и в шумерском эпосе и в Древнегреческой мифологии. Например, в шумерской миф. царь аккада и шумера Саргон Великий. А в Древнегреческой-Персей.
Сигурд убил дракона, но при этом капля крови случайно попала герою на язык, отчего он стал понимать голоса птиц. Для сравн. версия мифа - Пегас возник из капель крови Медузы Горгоны.
Еще о шумерских следах: "Внезапно на лицо Сигурду упали крупные горячие капли ядовитой слюны, и в следующее мгновение грузное тело дракона плотно закрыло небо над его головой. Юноша быстро приподнялся и по рукоятку вонзил в него меч, а потом так же проворно выдернул его снова.
"Эпос о Гильгамеше": «Прыгнув, Энкиду за рог Быка ухватился,
Бык в лицо ему брызнул слюною.
 Между рогами, меж затылком и шеей»
Быка поразил кинжалом".
Сигурд (Энкиду)говорит дракону: "У меня нет ни роду, ни племени, ни отца, ни матери. Один брожу я по свету, а зовут меня "Гордый олень"". Значит, тебя породило само чудо, - сказал Фафнир.
Шарвили(Энкиду): «Я вахъ тIвар авач, я кIвал-югъ, я ди-де-буба. Эхиримжиди гзаф важиблу я. Диде-буба галачиз, уьмуьр кьиле тухуз четин я, зи хва».
 Снова Энкиду: "Великаны слепили из глины исполина Моккуркальфи в помощь Грунгниру".
 "Умыла Аруру руки,
Отщипнула глины, бросила на землю,
Слепила Энкиду, создала героя.
Порожденье полуночи, воин Нинурты".

Согласно другим преданиям, в день Рагнарёка, чудовищный волк Фенрир убьёт Одина. После этого, сын Одина Видар отомстит за своего отца, убив Фенрира. От Фенрира его должен был защитить башмак, который он носил с собой.
"Акуна са жанавур
Гьужумзавай бередал.
Киц1ери ван хкажна,
Гьарайзавай чубанри".

Шарвили погнался за волком, пяткой дробя острые камни. Пятка, видимо, в значении башмак. Не мог же он голыми ногами дробить острые камни.
"Хци къванер кук1варна
Шарвилидин дабанри.
Агакьдалди чубанар
Суьруьдихъ, кам йигинна,
Гьатна зирек Шарвили
Жанавурдин гуьгъуьна.
Жанавур и вахтунда
Т1ул галайнихъ кат хьана,
Шарвилини ничхирдин
Геле тадиз гьат хьана.
Галтугна ам, галтугна,
Рехъ дар хьана ничхирдиз,
Ахпа вагьши гьайвандин
Экъеч1на ам эхирдиз.
Хтана фад бередал
Жанавурдин Леш гваз ам",

Но Один наложил еще раньше заклятие на Брюнхильду, и чертоги (стены) ее были ограждены пылающим валом, через который мог проехать лишь герой, победитель дракона Фафнира.
Попытался Гуннар преодолеть тот вал, но не смог. Обменялся он тогда конем с Сигурдом, но и на Грани не смог преодолеть огненный стены.
Решили тогда Гуннар и Сигурд поменяться обличием, и прошел Сигурд через огненный вал.

Шарвили борется с огнем. Огня много. Он, отступая, прижимается к какой-то стене. Думаю, слово «стена» здесь не случайно. Речь идет о «огненной или горящей стене».
"Ц1ай чк1ана кьуд патаз,
Кьуна кьуд пад ялавди.
Кьулу-кьулухъ агатна
Шарвили са цлавди".
"Тот, кто дал тебе такой совет, - твой злейший враг, - сказал он. - Ты убьешь Фафнира, но и сам погибнешь вместе с ним, захлебнувшись в крови, которая хлынет из его раны. А после вашей смерти Регин один захватит все сокровища".
Ирид гъил квай Аждагьан
Ивид къене зурзазвай. (дракон лежал в луже крови)
Стхайрини гьар сада
Муькуьдавай жузазвай.
(В кельтской мифологии, герой Кухулин имел по семь пальцев на ногах и руках).
В скандинавской мифологии есть жеребец Свадильфари, является отцом восьминого коня Одина - Слейпнира (скользящий). (аналог в лезгинской мифологии-конь главного героя - Ц1елхем (искра, сверкающий). Эпизод связанный с Слейпниром: "В ту же ночь, когда строитель выехал чтобы добыть камней вместе со своим жеребцом Свадильфари, из-за дерева выбежала кобыла (9). Лошадь призывно заржала и, лишь заметив, что это была за кобыла, Свадильфари обезумел, заржал, порвал упряжь (10)  и бросился к ней. Кобыла побежала в лес, за ней последовал Свадильфари (11), а за ними погнался и каменщик. Лошади бегали всю ночь напролёт".
Из "Шарвили": "Эхирни Ц1елхемавай эхиз хьанач: ада акI вичин кIвачер акъажна хьи, гьулдандикай авунвай кьадарсуз кIеви (галтIамар!) кьатI кьатI хьана (10). Шивди гарухъ галаз бягьс чугуна, кIунтIарилай кIунтIарал лув гана. дагъларилай дагъларал, анайни дуьзендиз.ЦIелхемди хварарин сес къвезвай терефдихъ гьерекатна. Перевод: Конь(Ц1елхем) не выдержал, порвав (упряжь, цепи, кандалы!) (10) стремительно перелетая с горы на горы, побежал(полетел) в сторону кобыл (11). И странное рождение Слейпнира. Коня рожает древний исполин, враг асов Локи. "Однако, Локи забеременел от Свадильфари и несколько позже родил серого жеребёнка с восемью ногами — коня Слейпнира, «и нет коня лучше у богов и людей". Ту надо сказать вот что. В эпосе крылатого коня Шарвили зовут Ц1елехем. Но чаще его называют Шив. Вероятнее всего, речь идет о Пегасе. А коня его отца, который является потомком Ц1елхема, зовут Гарунгар (ветер,летящий на равне с ветром). Оба коня с крыльями.
В германо-скандинавской мифологии конь главного героя Сигурда (Зигфрида), на котором он совершил все подвиги в том числе убийство дракона, зовут Грани. Он сын коня Одина-Слейпнира.
Зигфрид получает её от таинственного старика, который на самом деле является Одином. (д.ср. версия мифа: Беллерофонту Пегаса дарит его "отец" Посейдон.

Итого: Гарунгар (конь отца гл. героя) сын Ц1елхема (конь гл. героя). В скандинавской мифологии наоборот. И вот что еще любопытно. Есть персонаж в германо-скандинавской мифологии великан Грунгнир. По легендам встретил Одина, прогуливающегося на своем коне — Слейпнире, и поспорил с ним, что обгонит восьминогого коня на своем четвероногом (Гульфакси). Конь Грунгнира почти не отстал от Слейпнира, и когда скачка завершилась у ворот Асгарда.Кроме того, копье Одина называется Гунгнир. Еще один конь:  Гуллфакси - волшебный конь. Его имя означает «золотая грива». Первоначально конь принадлежал великану Грунгниру, а затем был передан Магни его отцом Тором в качестве вознаграждения за помощь в битве с Грунгниром. Одинаково быстро перемещается по земле, по воздуху и по воде. Конь другого персонажа ирл. миф. сын бога морей Мананнана Аонабрр (Роскошная Грива) считали способным обгонять весенние ветры. Это я к тому, что Гарунгар-Грунгнир-Гунгнир уже больно схоже звучат.

Фрагмент эпоса "Шарвили": "Теперь я побеспокоюсь о своей старости, сейчас на твоих глазах я превращусь в дерево, и тут же высохну. Жди здесь семь дней, сынок, послужи этому (сухому, мертвому) дереву, ешь хлеб, пей воду, береги (защити) дерево. Потом (из,из-под) дерева выйдет жеребенок ". (9)
"За гила гьа жувазни
Эхиратар храда,
Акавз-акваз зун инал
Са тар хьана кьурада.
Гуьзлемишна ирид югъ
Кьурай тараз къуллугъа.
И фуни неъ, ядни хъухъ,
Хьухь а таран даругъа".
Алатайла ирид югъ,
Са яхун тай, галтад жез, (из дерева появилтся жеребенок)
Пайда хьана хабарсуз,
Шарвилидал алтад жез".

Видимо, тема "высохшего, мертвого дерева" корнями уходит в шумерскую мифологию.На картинке Доммузи (пастух) появляется перед Иштар из ствола высохшего(мертвого) дерева.




Материал в стадии доработки...

Лезгинский эпос "Шарвили" и шумерский "Эпос о Гильгамеше". Что общего? Иштар-Астарта-Афродита

В эпосе "Шарвили" есть эпизод связанный с его рождением: "НикIин къерехдал ксанвай Цуьквераз ахварай экуьнин гъуц Шемерхануман итим Алпан гъуц акуна. Алпан гъуцра адаз лагьана:
— Вун гъуьлуьз фена ирид йисни, ирид варзни ругуд югъ я, амма вахъ балаяр авач.Зани Шемерханума ви язухар чIугвазва. ГьакI хьайила, и чуьлдиз атана, вуна хъсан карна. За ваз са меслят къалурзава: жуван патарив гвай векьер-кьаларикайни цуькверикай—виридакай тIимил-тIимил неъ, пешерилай чиг хъухъ".
Буквальный перевод фрагмента: "Спящей на краю поля матери Шарвили приснился муж богини Шемерханум-Алпан(Аполлон).... Ты замужем уже семь лет, семь месяцев и шесть дней. Мы с Шемерханум жалеем тебя. Это хорошо, что ты пришла в степь. Я тебе показываю условие (даю совет, указываю путь) - вокруг тебя много цветов, разнотравья, вкуси от них, пей росу с листвы...".

Представляет в данном контексте интерес персонаж эпоса: "экуьнин гъуц1 Шемерханум". Кто такая "Шемерханум" и что означает "экуьнин гъуц1? Из имени ясно, что речь идет о ком-то, кто связан с факелами ("шем" на диалекте "шам"-факел). Не вдаваясь в долгие подробности скажу, что речь идет об шумерской богине Иштар (Инанна, Астарта). Согласно шумерскому эпосу Иштар воспылала любовью к Гильгамешу, но тот отверг ее.
А "экуьнин гъуц1" - не что иное, как утреняя звезда. То есть-Венера (Иштар-Астарта символ планеты Венеры-утренней и вечерной звезды, или путеводная звезда), графический символ- восьмиконечная звезда (звезда Астарты). Укреплённая в виде статуи на носу кораблей у финикийцев Астарта сопутствовала мореплавателям.Эпос "Шарвили". "Эпос о Гильгамеше. Что общего? Небесный бык.

Read more...Collapse )

Какая историческая личность является прототипом лезгинского национального героя Шарвили?

Кто же, все-таки, является прототипом героя лезгинской эпической поэмы "Шарвили"? Сама поэма говорит о том, что образ собирательный. В главном герое поэмы легко угадываются черты Геракла, Тесея, Персея, Ахила, Гектора, Аполлона, предводителя аргонавтов Ясона, ликийского царя, героя троянской войны, брата Миноса и сына Зевса Сарпедона, героя Беллерофонта. Но самое удивительное, главного героя шумерского "Эпоса о Гильгамеше", его друга Энкиду, и даже богини Иштар. О том, что образ Шарвили собирательный, более чем красноречиво говорит сам эпос. Кроме всего, у Шарвили четыре отца - "небесный отец" Кас Буба, пастух Барц1ил, пастух Даглар, и царь Багъринур. Две мамы - Цуьквер и Ц1ийиварз, и две жены - Шекер и Эквер. И что любопытно, бабушка Шарвили-Шемерханум родила его маму-Цу1квер, путем, как это принято называть в христианстве - "непорочного зачатия". Как Иисуса Христа. И сам герой Шарвили также был рожден тем же путем-"непорочного зачатия". (Инанна-Иштар-Астарта-Артемида-Дева Мария-все имели титулы "дева", т. е. незамужние).
(Должен сразу оговориться, некоторые сюжеты эпоса "Шарвили", возможно половина, если не больше, с поразительной точностью повторяют фрагменты из сюжетной линии шумерско-вавилонского "Эпоса о Гильгамеше". И некоторых других сохранившихся шумерских легенд, например, таких как «Сошествие Иштар в Преисподнюю»).
  Также нет сомнений и в том, что реальный прототип Шарвили существовал. Так, кто же он? Пока лишь, с высокой долей уверенности можно сказать, что родом он из древней Ликии. Но, на какую историческую личность ликийского происхождения вероятнее всего указывает эпос? Героев ликийцев известных из мифологии несколько, но настолько значимыми, чтобы их деяния снискали им такую широкую славу, что они стали основными героями мифологии и легенд всего два - Сарпидон и Беллерофонт.
(Ниже приведу много неопровержимых аргументов в пользу того, что прототипом Шарвили был именно Сарпидон (Шарпидон-Шарпидин-Шарпили), "синкретизированный" с героем Беллерофонтом. На самом деле аргументов невероятно много, здесь же я приведу лишь часть. И некоторые из них (примерно пять) будут самыми бесспорными. Их даже нельзя назвать аргументами, они, скорее - веские доказательства. Каждый из них самодостаточен, и практически не требуюет дополнительных обоснований).
А пока, давайте познакомимся с обоими героями.

Первый герой. Сын Зевса и Европы, брат Миноса и Радаманфа. Трех сыновей родила Европа от Зевса на острове Крит. Впоследствии Елена вышла замуж за Астерия, царя Крита, который, умирая бездетным, оставил власть над островом сыновьям Елены от Зевса. Минос изгнал своих братьев Сарпедона и Радаманфа с Крита. Сарпедон перебрался в Малую Азию и вместе со своим дядей Киликом выступил против милиян, покорил их и стал их царем (Геродот, I 173). Зевс даровал ему трехкратную продолжительность жизни.
Ликийский царь, сын Зевса и Лаодамии, предводитель ликийцев во время Троянской войны - Сарпедон, один из наиболее могущественных союзников Приама (Гомер, Илиада, VI 198). Неоднократно в "Илиаде"  встречается имя ликийского царя Сарпедона (54 раза). Ликийцы наиболее часто упоминаются Гомером из всех союзников троянцев, остальные представители народов Малой Азии, упоминаются, как правило, лишь констатируя их гибель в сражениях. Гомер их называет троянцами:
"В Зелии жив­ших мужей, при подош­ве хол­ми­стыя Иды,
Граж­дан бога­тых, пью­щих Эсе­по­вы чер­ные воды,
Пле­мя тро­ян­ское, луч­ник отлич­ней­ший вел Лика­о­нид Пан­дар".

Read more...Collapse )

Лезгины. История происхождения. Часть I

Мифология составляет фундамент культуры каждого народа.
Миф – наиболее древняя форма передачи знания, его нельзя воспринимать буквально, лишь иносказательно – как зашифрованное знание, скрытое в символах.
Известный факт, что Древнегреческая мифология была тесно связана с Кавказом. Об этом говорит сама мифология. Многие авторы, начиная с "Теогоний"Гесиода(Пиндар, Эсхиол, Аполлоний Родосский), дополняя друг друга все новыми подробностями, описывали опасный, полный приключений поход Аргонавтов во главе с Ясоном в Колхиду за "Золотым руном".На самом деле, древняя Греция с Кавказом была связана теснее, чем принято считать. Например, легендарная снежная Гиперборея,
Read more...Collapse )

Лезгины. История происхождения. Часть II

То есть, если мы обнаружим следы Крито-минойских сюжетов в ковровом искусстве у лезгин, то это может стать неопровержимым доказательством их Критского происхождения. Но самым неопровержимым, самым крепким, я бы сказал "железным" доказательством этого исторического факта мог бы стать обнаружение на лезгинских коврах осьминога. Даже вообразить себе невозможно, откуда бы мог взяться осьминог на орнаментах лезгинских ковров, если не с Крита. Возможно, вы будете удивлены, но все эти объекты там есть. Более того, лезгинское ковровое искусство почти целиком состоит из "критских тем". Существует бесчисленное количество разных вариаций на эти темы. Сквозь тысячелетия народ пронес и сохранил все эти художественные элементы той эпохи.

Read more...Collapse )
 

Лезгины. История происхождения. Часть III

Кроме всего, на этот вывод наталкивает вот еще какое обстоятельство. Традиционные старинные ирландские и шотландские лодки с деревянным каркасом, обтянутые кожей или шкурой животных, обычно бычьей, называются "Курах"(Curach) (исходно, вероятно, от ибер.coraje(корахе) - смелый, мужественный, отважный. Отсюда же и русск. сл."кураж").
Еще один тип лодок
называется Куракл (
Coracle)". Очевидно, что в обоих названиях присутствует название реки "Кура". В старинных ирландских жизнеописаниях святых говорится, что лодки эти впервые появились на острове Аран. Вероятно, именно с этих лодок и ловили осетровых, не исключено, что на них же и доставляли ее верх по течению Куры в сторону Тбилиси.Но отсюда вытекает еще один любопытный вывод: этимология названия лезгинского села Курах, вероятнее всего, тесно связана с этими рыбаками-лодочниками. Но вместе с тем есть серьезные основания полагать, что первоначальное название села была связана с малоазийской Фригией - возможно, "Фригияр". Складывается впечаатление, что большая масса лезгин мигрировали на Кавказ именно из Фригии. Обэтом говорят, во-первых, нсколько старинных обрядовых песен. Во-вторых, старинный храм (пир)в селе Курах. Если все остальные лезг. языческие храмы(пиры) увенчиваются овальным камнем - аполлоновским Омфалом, то храм в Курахе -"фригийским колпаком". Очевидно, храм был посвящен синкретизированным Аполлону и Аттису. Именно Аттис (на лезг. Атаси,сохран. как имя собственное) почитался во "фригийском колпаке". Об этом же "колпаке" поется в старинной песне: 
..."Перизада, бала, перизада.
Чаз Кьурагьай гьайи бафта,
Перизада, перизада.
Гуьзел ярдин бермекда тур,
Перизада, перизада.
Лацу бермек, бала, ягълухда тур"...
По-видимому, переселение в село рыбаков-лодочников стало причиной утраты этого названия. Название второго типа лодок так же оставил след у лезгин, село в Ахтынском районе - "Куркал", лезг. "Къуракал". Но тут следует отметить, что есть основания полагать, что это название как-то связано с римским императором Каракаллой (211-217).
Read more...Collapse )

Лезгины. История происхождения. Часть IV

В древнееврейском предании миндаль называют орехом бессмертия. Греческая мифология преобразовала это понятие в миф об Аттисе, рожденном от девы, сотворившей его из миндального ореха. А раннее цветение миндального дерева, рожденного фаллическим выбросом Зевса, возвещает о весеннем оживлении природы.
О том, что Аттис был одним из божеств (яр) из пантеона лезгин говорит еще один важный факт. В некоторых сселах Самурского ущелья женщины пекут небольшие лепешки в форме солнца. В середине раскатанного теста курглой формы делают выямку, туда разбивают яйцо и так выпекают.
В результате получается желтая в середине и удивительно похожая на солнце лепешка. И эти лепешки называют "куколай" во мн. числе "куколаяр", то есть - "к1ук1 алай" или "к1ук1 алай яр", что буквально означает - бог в колпаке. Как известно, в колпаке почитали Аттиса. А он был синкретизирован с Аполлон-Гелиосом.То есть, для лезгин солнце
символизировали три божества - Гелиос-Аполлон и Аттис.
На фото голо­ва Атти­са (реверс-свастика) во фри­гий­ском кол­па­ке на золотом статере(монете) из Кизика.
Read more...Collapse )

Лезгины. История происхождения. Часть V

Из всего этого можно заключить, что в Ликии, что в Карии был развит культ "матерей".
Многие совр. исследователи разделяют такую точку зрения, в Ликии, в определенном отрезке времени, существовал матриархат, то есть культ матери.

Теперь становится ясно, почему выходцы из Милета назвали свою новую страну "домом Алпана (Аполлона)" или "Кавказская Алпания". Учитывая, что Кария в мифологии практически не "представлена", в отличие от соседней Ликии, история которой насыщена мифологическими сюжетами, можно предположить, что именно ликийцы принесли культы этих богинь в Карию. Согласно Геродоту: «Карийцы пришли на материк с островов. В глубокой древности они были подвластны Миносу, назывались лелегами и жили на островах".
От Милета до святилища Аполлона в Дидимах была проведена "священная" дорога. Древние авторы так описывали празднества в честь Аполлона в Милете: "Жители города Милет, весной в месяце Тавреоне, отмечали праздник Аполлона, называвшийся Διδόμεια – дидемея. С музыкой и танцами толпа торжественно шествовала из Милета в Дидимы. В определенных местах шествие останавливалось для исполнения обрядовых песен Аполлону. Праздничная процессия двигалась по проложенной в лесистой местности священной дороге. Долгий путь тянулся 180 стадиев вплоть до ворот святилища Аполлона, стоявшего на высоком месте, откуда открывался широкий вид на окрестности". Судя по всему, культовые слова"дем-демер"(музыка, танцы, веселье-праздник), и его синоним "далдамар" этимологически восходят к этим шествиям.
Read more...Collapse )

Лезгины. История происхождения. Часть VI

У лезгин невероятно много имен, образованных от слова "цветок". Очевидно, для этих целей когда-то было позаимствован синоним к слову "цуьк" из персидского языка - "гюль". Этимология слова "гюль" пока не выяснена до конца, но лезг. его используют как синоним слова "цветок", возможно, оно персидского происхождения. Лезгины позаимствовали это слово вероятно потому, что при образовании имен оно звучит более "благородно". Видимо, им казалось, что,скажем, имя "Гюльпери" звучит на слух приятнее, чем "Ц1уькпери". Со временем закрепился в языке как "имя образующий" префикс. (Гуьльбала, Гуьльшад, Гуьльбике, Гуьльмамед, Гуьльали, Гуьльханум (Гульхана), Гуьльпери, Гуьлли и тд.)
В критской мифологии: "Афродита положила малыша Адониса в ларец и отдала на воспитание Персефоне. Адонис вырос крепким юношей, по красоте которому не было равных ни среди смертных, ни среди богов. Обе богини – и Персефона, и Афродита – влюбились в него, но когда Афродита потребовала вернуть ей Адониса, Персефона не пожелала расстаться со своим прекрасным возлюбленным". Не за этот ли поступок укоряют Афродиту в старин. лезг песне:
"Жерге-жерге ичин тарар,
Ич авачир уьлкве жедан?
Веледдикай хабар такьар,
Вунхьтин залум диде жедан?
".
Read more...Collapse )

Лезгины. История происхождения. ЧастьVII

Исп. rojo (рохо) - красный, лезг. "рух". (красный цвет преобладающий в лезг. коврах), исп. eso (es) – так (оно и есть) – лезг. (на диалекте)– "эзо" – так (оно и есть).
На баскск. - zu – вы. на лезг. "зун" -я. abatir - падать - "аватир", исп. yerno (ерно)-зять, лезг. "езна", amalar – вредить, причинять зло, в лезг. "амалар" имеет то же значение, vajete - старый - "ч1ехиди", лат. stilla  - капля, лезг. "стIал", nino (нинье) - груд. ребенок, лезг. "неней", usted - вы (уваж. обращ. к человеку)- лезг. "устад" (видимо, тоже имело значение "вы", но по каким-то причинам замененное на местоимение второго лица множественного числа "куьн", взятое из правил русского языка. исп. ara - алтарь, жертвенник, лезг. "ара" алтарь, жертвенник,

Read more...Collapse )

Лезгины. История происхождения. Часть VIII

Почти все испанские неопределенные глаголы образовываются с помощью окончания "ар" и "ер"(частично "ир"). Например, habl-ar - говорить, pod-er - мочь. Множественное число почти всех лезгинских существительных образовываются с помощью окончаний - "ар" и "ер". Например, къон-ар (камни), ич-ер (яблоки).
Неопределенный артикль муж.р. в исп. языке "un", а числительное "один" - "uno". В лезг. языке так же, неопределенный артикль "са", а числительное "один" - "сад". Например, когда мы говорим о чем-то, что собеседнику не известно, мы говорим - са кас, са дишегьли, са етем, са дуст, са дагъдин кук1, са булах и тд. А определенный артикль "а". На разных диалектах по разному "а", "ан". Вероятно, исходный вариант "а". То есть: са китаб, а китаб- какая-то книга и определенная книга.
Read more...Collapse )

Лезгины. История происхождения. Часть IX

По-видимому, со временем, когда войн стало меньше, фразеологизм "привязался" к самому важному для каждого лезгина событию - рождению сына. То есть, благая весть - сын родился.
Раз уж мы коснулись темы лезг. привествий, то попробую ответить на важный вопрос: почему все народы на приветствие типа "доброе утро" или "добрый день" отвечают симметрично - "доброе утро" или "добрый день", а лезгины не так. Лезгины на привествие "экуьн хийир"(доброе утро) отвечают непонятным "бат хийир", почему не тем же "экуьн хийир", как все? Аргументированного ответа на это вопрос у меня нет, но есть интересное наблюдение. На баскском языке фраза "доброе утро" - egun on (экуьнон) - буквально "день света", (для срав. на лезг. "свет, светлый, яркий.." - экуь) а непонятное лезг. слово "бат" в баскском означает "один" (bat). Например, слово "однажды" звучит как "экуьн бат" то есть "в одно утро" или "в один день". Оно же служит в баск. языке неопределенным артиклем.
Но, вероятнее всего, слово "абат" в лезг."контр"приветствии, происходит от еврейского "шаббат" - конец недели, праздник. Судя по всему, классическое современное лезгинское приветствие "экуьнон хийир" и ответ "абат хийир" состоят и з нескольких разных раньше вполне самостоятельных приветствий: "экуьнон", "хоир"(сын жив) и "шабат шалом" (приветствие на праздник "шабат"). Евреи с древнейших времен приветствуют друг друга словами "шабат шалом".
Read more...Collapse )

Лезгины. История происхождения. Часть Х

Еще оин любопытный факт, свидетельствующий, на мой взгляд, об иберском следе на Крите и о родстве иберов и лезгин. Сохранились изображения своеобразных ритуальных игр на археологических предметах с Крита, где участвовуют огромные быки и бесстрашные акробаты, использовавшие животное в виде своеобразного спортивного снаряда. Как известно, коррида - бой быков, традиционное испанское (иберское) зрелище. И самое важное подтверждение - на исп. "алтарь, жертвенник" называется также, как и на лезгинсом - "ара".
По-видимому, национальный танец лезгин, назовем его "Лезгинка", был в древности "общим" с иберами, и назывался он как-то созвучно с "мулейли". У иберов (галисийцев) он сохранен в фольклоре под названием "Мунейра". Видимо, и у нас, и там название претерпело некотрые изменения, возможно, в оригинале он назывался как-то похоже на "мун-лейли". (возможно, от "лоло"-"лили" - лезг. вар."лейли" - другое название культового на Крите цветка - лилия). "Мунейра"- почти один в один старый лезгинский танец "Лезгинка". В некоторых горных селениях его все еще танцуют.
Это не та агрессивная "Лезгинка", что мы сегодня видим повсеместно в исполнении молодых ребят, под воздействием внезапно нахлынувших чувств. В их исполнении она больше походит на ритуальный танец воинов перед битвой, чем на танец в классическом понимании. Это другая, настоящая, "Лезгинка". Это когда танцующие выстраиваются в ряд, с высоко поднятыми руками, в быстром темпе кружат по замкнутому кругу (по-лезг. "гелкъуьнаг"), часто меняя направление.
Характерной особенностью является - "танец спиной вперед", т.е. танцующие меняют напраление движения не разворачиваясь.
Read more...Collapse )

Лезгины. История происхождения. Часть ХI

Пиры Но, есть во всей этой истории одна удивительная деталь, которую почему-то историки не замечают. Имя отца дочерей Гесперид (Кас-пери-ды - Кас-пери-яр), собственно, сам Геспер (Каспер) (согласно другому мифу, названы по матери, отец Атлант), явно перекликается с названием мифического не то племени, не то кастой жрецов (магов - врачевателей), которые жили на берегу Каспийского моря - "касы".Они же "каспии" (каспиры), от которых, по словам Геродота, и произошло название Каспийского (Каспирского) моря.
Этимология названия горной вершины Казбек очевидно, восходит к все тем же касам Каспик. Т.е "кас вершина". "Пик" иберийское слово означающее "пик, вершина". В русском позаимствовано из франц. Надо заметить, что чрезвычайно важный персонаж лезгинского праздника "Яран сувар" - богиня Персефона, которая родом с острова Крит, в Крито - микенских текстах значится как "Пери - sva". (sva (сва) в огласовке, возможно, "сувар". То есть, "Пери-с(у)вар" - праздник Персефоны.

Read more...Collapse )

Лезгины. История происхождения. Часть ХII

Согласно вавилонскому историку Бероссу ((греч. Βηροσσός, лат. Berossos, эллинизированная форма аккадского имени «Бел-уцур» или «Белриушу») (ок. 350/340 280/270 до н. э.) - вавилонский историк; жрец бога Бэла в Вавилоне
Беросс прославился написанным им на греческом языке сочинения «Вавилонская (халдейская) история». Сочинение Бероса сохранилось до нашего времени в отдельных отрывках и цитатах, воспроизведённых рядом античных историков - Иосифом Флавием, Александром Полигистором, Евсевием Кесарийским, Георгием Синкеллом и Абиденом. Так вот Беросс, по словам Александра Полигистора (FGrHist #273 F79), рассказывал в своей первой книге: "Бел же, что в переводе значит "Зевс", разделив мрак посередине, отделил землю и небо друг от друга, и устроил космос. Животные же, не переносившие силу света, погибли. Бел, видя, что земля пустынна и плодородна, приказал одному из богов, чтобы тот отрубил ему голову, и, смешав землю с хлынувшей кровью, создал людей и зверей, способных выносить воздух". Отсюда мы узнаем, что прообразом Зевса послужил халдейский (Касдим-ский) бог Бэл. Следовательно, это является дополнительным доказательством того, что жрецов Зевса называли "кас". Судя по всему, влияние халдеев (Касдим) на мировую историю трудно переоценить. По одной из версий, халдеи были учителями даже Заратустры.
Read more...Collapse )

Лезгинский Олимп. Шалбуздаг. Часть I. (Начало)

Существует мнение, что Прометей был прикован именно к горе ш-Олбос (даг). Исходя из географических описаний местности и разворачиваемых событий в произведениях древнегреческих авторов Арриана («Поход Александра») и Эсхила («Прикованный Прометей»), ученые пришли к выводу, что ш-Олбос (даг) - это единственно возможное место, где мог быть прикован легендарный Прометей). Одним из сторонников этой теории был известный дагестанский историк Г. А. Даниялов. В пользу этой гипотезы говорят и свидетельства историков.
Эфон (Этон, др.-греч. Αἴθων «жгучий») - в древнегреческой мифологии персонификация голода. Согласно описанию Овидия, богиня голода, жила на Кавказе. По Ферекиду (др.-греч. Φερεκύδης) Сиросский (Сирский) (VI век до н. э.)- древнегреческий космолог и мифограф, написавший «Теогонию» и «Космогонию». Имя Эфон носил орёл, рожденный Тифоном и Эхидной, который пожирал печень Прометея.

В Юго-восточной части Кавказских гор, словно атланты поддерживающие небосвод, стоят три горные вершины – гиганты. Шардаг, Киченсув (Базардюзю) и Шолбус-даг. Все вершины-красавицы - одна величественнее другой. Но одна из них, Шолбус-даг, особенная.

Гора с древних времен овеяна легендами и наполнена сакральными смыслами. Завораживающая красота, мистическая энергетика, потрясающие виды с вершины вызывают шквал эмоций. Оказавшись здесь, перестаешь думать о вопросах бытия. Отсюда они кажутся бессмысленными. Аура здесь такая, что хочется думать о чем-то высоком, духовном - вечном. Порожденный однажды божественным хаосом первозданный ландшафт, космическое безмолвие, будто с другой планеты фантасмагорические пейзажи с гигантскими скальными изваяниями таинственной архитектуры, поражают воображение, поневоле начинаешь задумываться о смыслах жизни и причинах мироздания. Вытоптанные веками страждущими бесконечно длинные узкие ленты троп, извиваясь и петляя, бережно обходя опасные утесы, причудливыми узорами уходящие на небеса, где каждый изгиб пропитан верой и надеждой, кажутся линиями жизни из прошлого, ведущие прямо в вечность.

Read more...Collapse )

Лезгинский Олимп. Шалбуздаг. Часть II. Продолжение


В том, что топоним ш-Олбос-(сув-даг) происходит от Олимбоса, нет ничего необычного. В античные времена в Балканской Греции и Малой Азии существовало много горных вершин, названных в честь главного Олимбоса. Например, на Кипре. Так же как и в том, что теоним «Аполлон» (в лезгинской транскрипции – Ал(у)(о)пан) послужил основой для названий многих городов и государств в античности. И не только на Балканах.

Теперь несколько слов об обрядах и культах, справляемых паломниками непосредственно на вершине, и которые позволяют довольно точно трактовать их происхождение.
Первое, один из объектов паломничества - т.н. «Святилище Сулеймана», или «Пир Сулеймана».

Легенда гласит, что «здесь, по преданию, захоронен местный житель, всю свою праведную жизнь пасший скот. Но после его смерти, голуби принесли его тело на вершину горы, показав тем самым его святость».
«Его могила считается священной, она отделана белым мрамором, над ней выстроен мавзолей. Паломники приносят жертвы святому, и как бы ждут взамен, со стороны богов, решения своих наболевших проблем. Проблемы у людей разнообразные, и каждый просит о своем».

Read more...Collapse )

С чего начиналась Кавказская Албания (Алпания)?


Для того, чтобы получить дополнительные доказательства к тем, что обнаружились в эпосе Шарвили, относительно происхождения, верований, культов и традиций лезгин, обратимся теперь к артефактам, найденным при археологических раскопках на территории Кавказской Алупании. Предметов, принадлежащих к той эпохе найдено немало, не только при раскопках в Менгечауре, но и в других местах. Есть даже те, что люди сохранили у себя тысячи лет, передовая из поколения в поколение, и которые, в конечном, итоге оказались в руках специалистов. Некоторые из них даже выставлены в Эрмитаже. Детальнее всех эти предметы описала Камилла Васильевна Тревер. Именно к ее работам мы и обратимся.

В ее работе «Очерки по истории и культуре Кавказской Албании IV в.до н.э.- VII в. н.э.» этих артефактов что-то около двадцати. Конечно же, этого мало, но и они дают определенную информацию, если подходить к их разгадке с пониманием. Даю ссылку на опубликованную работу Тревер, для того, чтобы можно было более детально проверить мои доводы. Дабы не раздувать текст, я не буду сильно останавливаться на ее выводах, буду только цитировать маленькими кусочками, желающий проверить, может это сделать самостоятельно: http://www.bulgari-istoria-2010.com/booksRu/K_Trever_Kawk_Albanija.pdf.

Данная публикация имеет формат публицистики, поэтому от нее не требуется научно обоснованных выводов и предположений. Этот формат позволят делать выводы довольно смело. Как, например, мною было сделано в предыдущей статье, относительно сопоставлений городов из эпоса с древнегреческими. Как бы там ни было, вероятность ошибки при подобных сопоставлениях довольно велико.

Read more...Collapse )

Лезгинская мифология. Эпос "Шарвили". Новый взгляд. (Вступление)


Если внимательно проштудировать эпос-поэму «Шарвили», то обнаруживаются удивительные вещи. Мне, признаться, не давало покоя давно, например, откуда все эти названия городов в эпосе - Сувар, Гияр, Т1ури, Квевар, Мушкюр, Куьри, Рум и тд. Откуда у нас взялся «мармардин къван» - мрамор? Куда это Шарвили плавал на кораблях в неведомые края полные всевозможных чудовищ и там совершал свои подвиги, а главное, зачем? Я не раз задавался вопросом, откуда у Шарвили взялся крылатый конь – Шив – Пегас? Почему он не родился традиционным способом в «семье пастуха», а выпал на цветущее поле из туловища матери Цуьквер? И почему Цуьквер бросила его там? Согласитесь, не свойственный для нашего народа поступок. Зачем и как он оказался на Северном полюсе? В эпосе описывается более десяти серьезных битв - было непонятно, где и когда они происходили у нас на Кавказе?

Как могло в фантазии народа, живущего глубоко в горах, зародится миф о герое, который пускается в дальние плавания на «конец света», спускается в морские глубины и борется там с морскими чудовищами? Ведь мифы о море и морских приключениях могут зародиться в фантазиях у людей, кто активно оперирует морем - коммуникация через море с соседями, торговля, колонизация островов, морские набеги на соседние страны, в конце концов, и тд. Через каспийское море нам плыть было некуда. У нас через него ничего не происходило и не происходит до сих пор, ничего настолько значимого, чтобы мифологизировать. Теперь, кажется, у меня все стало на свои места. Теперь мне стало ясно, первое, что эпос «Шарвили» не имеет почти никакого отношения к «кавказской истории» лезгин. Второе, выходит, это не совсем сугубо лезгинская история, это история – скорее, обще дагестанская. Если не сказать - общекавказская.
Эпос «Шарвили» родом из тех времен, когда лезгияр (или пелазгияр – совокупность (содружество) разных народов (племен) сосуществовавших в одной местности, объединенные общей историей, интересами, но говоривших на разных, но родственных, языках). Жили в тех местах, и были важной составляющей культуры-цивилизации, которую называют Средиземноморской.

Read more...Collapse )